18+

Еженедельная районная газета «Беломорская трибуна»

Главная / Мы помним, мы гордимся

Мы помним, мы гордимся

  • 2909
  • 2
 

Мы помним, мы гордимся

За каждой строчкой – судьба

Скачать файлы:

«Прошу Вашего содействия в том, чтобы на мемориальной плите в парке имени Пашкова была выгравирована фамилия нашего дяди Свиньина Виктора Григорьевича 1926 года рождения, погибшего в августе 1944 года в д. Луг Псковской области. Он родился в г. Беломорске и был призван Беломорским райвоенкоматом. Занесен в Книгу памяти». Посодействуйте, пожалуйста, в увековечении памяти на родине». Это – строки из письма Татьяны Ивановны Кондрашовой, адресованные начальнику отдела военного комиссариата по Беломорскому району, и она не одинока в своей просьбе.

Фамилии на плитах – значит, имена навсегда останутся в памяти земляков. Ежегодно будут приходить на мемориал беломорчане, возлагать цветы. Но нельзя забывать, что за каждой строкой – судьбы реальных людей, которых так и не дождались отцы и матери, братья и сестры, жены и дети.

В уютном доме на одной из улиц Беломорска жила дружная семья Свиньиных. Отец Григорий Иванович работал на железной дороге начальником склада топлива, награжден орденом Ленина, первый орденоносец в Беломорске, дети – Петр, Мария, Валентина и Виктор – учились в школе. Были и мечты, и планы на будущее, сбыться которым не дала война. Виктор был призван в армию и направлен на курсы сержантов. Затем – фронт. В первом же бою восемнадцатилетний комсомолец, стрелок 181-го стрелкового полка Гатчинской краснознаменной дивизии Виктор Свиньин погиб.

В трудовой книжке Ивана Михайловича Елисеева, которую бережно хранит его дочь, всего две записи: первая – о том, что он трудится счетоводом на Беломорском лесозаводе №2, вторая гласит: «Уволен в РККА (рабочее-крестьяская Красная армия) по указу от 22.06.1941 г.» Так в первые дни войны ушел Иван Михайлович на фронт, оставив дома жену, маленького сына и дочь. Погиб в январе 1945 года, освобождая от фашистских захватчиков Польшу.

Иван Михайлович наверняка хорошо знал своего ровесника Георгия Михайловича Трухина. Тот тоже трудился на лесозаводе, начальником ПВО. Незадолго до войны направили его на работу в Сортавалу, оттуда и призвали на фронт.

До последнего своего дня мама Нины Георгиевны Поповой верила: ее муж жив. Повторяла слова, которые он говорил ей на прощание: «Если меня покалечат в бою, домой не вернусь, не буду обузой». Только несколько лет назад внучка бойца, зайдя на недавно появившийся сайт банка данных «Мемориал», узнала, что политрук Трухин Георгий Михайлович от ран в ноябре1942 года. Теперь Нина Георгиевна вместе с дочерью Еленой каждый год приезжают на могилу отца и деда на ст. Бурга Маловишерского района Ленинградской области.

Почему не были внесены фамилии Виктора Свиньина, Георгия Трухина, Ивана Елисеева на плиты мемориала беломорчанам, не вернувшимся с фронтов Великой Отечественной? Скорее всего, просто из-за недостаточного внимания тех, кто составлял список. Тем не менее, ошибку нужно исправлять.

С этим полностью согласен заместитель главы администрации Беломорского муниципального района И. Савельев. Он сообщил, что в скором времени эти три фамилии будут нанесены на плиту. Если же станут известны новые имена (а это вполне возможно), придется заказывать новые плиты.

Т. ТИТОВА

Неизвестные герои

В очередной раз, пролистав список воинов-нюхчан, не вернувшихся с фронтов Великой Отечественной, поразился, сколько же раз там вписана фраза «пропал без вести».  Поразитесь и вы — 82! То есть, из 138-ми не вернувшихся две третьих – неизвестны: похоронены в безымянных могилах.  Можно представить состояние матери, получившей подобное послание. Терзались женщины до конца дней своих:  а вдруг жив, но в беспамятстве?  Может, в плену был, «в Америку угнали», убитым же не видели?  А если уж не миновала родимого горькая судьба, то хоть могилке-то поклонится бы... И идут поиски, и копают молодцы-поисковики, и нет-нет да и находят!

Вот и в прошлом году нашли захоронение нюхчанина Григория Шамалуева. 

А бывало, что и возвращались после сурового приговора «без вести». Один из них – Титов Петр Васильевич, человек с непростой судьбой. Родился в 1900 году в Нюхче, проживала семья в Верховье. Отправившись на промысел трески на Мурмане, молодой помор быстро освоился  в непривычных условиях, рядом были дед, отец, дяди, братья. Интервенция 6 марта 1918г. застала их в море. Но в Кольский залив сейнер, на котором был Титов Петр и еще 12 рыбаков, зашел, рыбу ведь за борт не выбросишь. Оккупационные власти запретили сойти команде на берег по неясным причинам. После трехнедельной стоянки на рейде 18-летний помор вплавь добрался до берега (а Кольский залив местами до 2 км!) и смог пробиться к какому-то начальству. Морякам разрешили пришвартоваться, но из Мурманска так и не выпустили. И ходил в Баренцевом море тралмейстер Титов Петр до самой войны.

В сентябре 1941г. Петр Васильевич призван в Красную Армию. Воевал, по воспоминаниям дочери и письма приходили. А в начале 1944-го пришла в дом скорбная весть о его гибели. Горе семье пришлось пережить дважды.  Через некоторое время после «похоронки» пришла посылка с письмом от товарищей Петра, они рассказали, что пропал он без вести, снаряд ударил точно в башню танка, где находились пехотинцы, и никого не нашли. 

Прошло полтора года. В мае 45-го постучал чудом выживший солдат в родную дверь!  Оказалось, взрывной волной настолько далеко отбросило бойца, что и не искали там! Потеря  памяти от контузии, долгое лечение и, наконец, дом!  Но недолго пожил воин, ранения дали о себе знать, в 1949 году Петра Васильевича не стало.

В. КИЧАНГИН, с. Нюхча                                   

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх